Белорусская лесная газета

№ 38 (1216) 20 СЕНТЯБРЯ 2018

ЛЕСА ПОЛЬШИ. ЧЕМ ЗАКОНЧИЛСЯ ВИЗИТ БЕЛОРУССКИХ ЛЕСОВОДОВ В СОСЕДНЮЮ СТРАНУ? ПОДРОБНОСТИ

Анастасия ДОКУЧАЕВА

Почти 1300 заповедников, более 10 000 памятников природы и около 3500 видов растений — всё это Польша, подходы к ведению лесного хозяйства которой в последнее время так внимательно изучают белорусские лесоводы. И если вначале проанализировать польский опыт отправилась группа специалистов лесохозяйственных учреждений из регионов, то затем Польшу посетила делегация руководителей во главе с министром лесного хозяйства Виталием Дрожжей. Как итог — на аппаратном совещании в Минлесхозе была озвучена необходимость пересмотра организации работы по проведению лесоустройства и усовершенствования механизма определения возможных объемов заготовки древесного сырья. Есть и глобальная цель: выработать свой, усовершенствованный, подход к ведению лесного хозяйства в Беларуси. И в этом деле как раз-таки должен помочь опыт передовых лесных стран. О разных подходах и общих интересах

О разных подходах и общих интересах

По сути, и Беларусь, и Польша имеют схожую структуру управления лесами. За исключением того, что каждый пятый гектар лесного фонда у наших соседей отдан в частные руки. Есть Министерство лесного хозяйства Беларуси, и есть Министерство охраны окружающей среды Польши и его структурное подразделение — генеральная дирекция государственных лесов. Есть наши государственные производственные лесохозяйственные объединения, и есть польские региональные дирекции лесов, наши лесхозы и польские надлесничества. И в Беларуси, и в Польше основную работу в деле сохранения и приумножения лесов выполняют лесхозы (лесничества) и надлесничества соответственно. При этом отводы лесосек и учет заготовленной древесины выполняются лесничим. НО! В Польше гораздо лучше развит рынок услуг, и за теми же питомниками следят не штатные сотрудники надлесничеств, а приглашенные компании, лесозаготовки также отданы им на откуп. Фактически освобождены польские коллеги и от тушения лесных пожаров: для этого есть специальная служба. Заметив возгорание, работник лесничества, безусловно, примет меры, но в большинстве своем заключаться они будут в оценке обстановки и вызове специалистов пожарной службы. И это, конечно, существенная разница, ведь надлесничествам не нужно содержать парк техники, следить за ее состоянием, тратить финансовые и человеческие ресурсы. К слову, штатная численность работников системы генеральной дирекции государственных лесов Польши сегодня составляет 25 000 человек. Хотя до 1991 года эта цифра была ровно в 5 раз больше. После переформатирования лесного хозяйства многие работники ушли в свободное плавание. Но большинство из них остались в профессии и сегодня являются ключевыми игроками на рынке услуг уже в качестве юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Логичный вопрос: а чем же занимаются работающие 25 тыс. человек, если они не заняты ни на посадках, ни на заготовках леса? Отвечает руководитель генеральной дирекции Анджей Конечный: «Основная функция — надзорная. Система выстроена таким образом, что главным звеном у нас является надлесничий, мы считаем его царем и богом. Надлесничий отвечает за состояние лесов, он здесь ключевая фигура. Региональная дирекция уже контролирует эту работу. Но многое, конечно, отдано на услуги», — рассказывает генеральный директор. Свои коррективы в работу польских лесоводов вносят различные общественные объединения экологической направленности. От них поступает немало острых вопросов и замечаний, как следствие, делится Анджей Конечный, многие процессы в лесном хозяйстве становятся излишне забюрократизированными (отводы лесосек, выписки лесорубочных билетов и т. д.). При этом реализация древесины возложена именно на польские надлесничества. Так что же общего сегодня у белорусских и польских лесоводов? На этот вопрос уже на первых минутах встречи с белорусской делегацией ответил министр охраны окружающей среды Хенрик Ковальски. «У нас много общего, например, граница и Беловежская пуща. А еще мы вместе сражаемся с одними и теми же природными катаклизмами: ураганами, нашествием насекомых-вредителей», — подчеркнул министр.

Рубить нельзя оставить

«Рубить или не рубить?» — вот еще один вопрос, который фактически витал во время двухсторонних встреч. С одним и тем же запасом древесного ресурса поляки сегодня заготавливают в 2 раза больше леса. При этом система выстроена таким образом, что речь идет о неистощительном лесопользовании. Озвученные цифры, безусловно, впечатлили белорусскую делегацию. И именно поэтому сразу после возвращения из Польши Виталий Дрожжа поставил задачу проанализировать объемы древесного ресурса и заготавливаемого в Беларуси сырья, выявить те резервы, которые у нас есть. А еще, по мнению министра, уже сегодня и сейчас нам необходимо развивать рынок услуг, привлекать в эту сферу новых игроков. Впрочем, это было не единственным открытием, которое сделали для себя белорусские лесоводы. «Есть у вас обязательства обеспечивать всех потребителей необходимым количеством сырья: начиная от населения и заканчивая деревообрабатывающими предприятиями?» — спросил у польских коллег министр лесного хозяйства Беларуси. «Это было бы идеальным решением, но их, как известно, в экономике не существует. Мы рубим не под потребности потребителя, а под надобности выращивания», — ответил Анджей Конечный. При этом в Польше 90 % объема древесины в готовом виде продается практически за год до фактической реализации. Ввиду этого польские лесоводы уже до конца года знают, кто, какой объем и по какой цене у них купит ресурс. Как следствие — можно заранее планировать цену услуги, соотносить доходы и расходы. Несмотря на развитый рынок услуг, у польских коллег назрела необходимость иметь и штатных специалистов. Так, в отдельных регионах уже есть проблема выполнения необходимых видов работ. Причина — отсутствие желающих трудиться на договорных условиях. А лес следует высаживать, ухаживать за ним, проводить рубки ухода и т. д. И всё это делать в установленные сроки.

К слову, у польского потребителя аппетиты сегодня, действительно, неплохие. На специальных электронных площадках они покупают всё больше сырья. При этом вопрос вывоза товара — это вопрос покупателя, а не продавца. То есть как забрать груз и как его доставить до места хранения и переработки, продумывает тот, кто этот груз приобретает. По мнению Виталия Дрожжи, с приходом новых игроков на белорусский рынок такая практика может получить развитие и в Беларуси.

Зарабатывать больше, чем тратить.

А так уже звучит основной финансовый принцип работы польских лесоводов. В последние годы система государственных лесов Польши, действительно, перешла на самофинансирование. Во многом это стало возможным благодаря описанным выше подходам к ведению лесного хозяйства. Правда, говорить о равномерности в финансовом плане в Польше тоже пока не могут: все региональные дирекции зарабатывают по-разному. Чтобы сгладить ситуацию, в свое время было принято решение о создании специального «лесного фонда». Если кратко, то это специальный счет, на который поступают отчисления от реализации древесины, различного рода компенсации и штрафы. Все эти средства аккумулируются в одном месте и затем направляются на ликвидацию чрезвычайных ситуаций, формирование планов благоустройства лесов, научные исследования и другие нужды.

Еще одну важную статью расходов занимает работа с населением. Польские лесоводы сегодня столкнулись с негативной реакцией общества на свою деятельность. И чтобы исправить ситуацию, региональные дирекции вкладывают большие деньги в специальные объекты для просвещения и туризма. По всей стране создано более 900 учебных троп, 500 специальных навесов, почти 250 специальных помещений для просвещения и 50 больших центров экологического образования. А еще в каждом надлесничестве в обязательном порядке работает человек… с педагогическим образованием! Его основная задача — показать и рассказать населению, чем конкретно занимаются лесоводы. И на это в Польше, какими бы разными ни были времена, средств не жалеют. 000 Перейти на главную > Перейти в люди > Подробности >

Чтобы читать и оставлять комментарии, Вам необходимо зарегистрироваться