НОВОСТИ

Опубликовано 25 января 2018 в 15:45
Адрес в интернете: https://news.tut.by/economics/578380.html   

"80% госзакупок из одного источника". Как бывший зампред КГК строит товарную биржу

Биржевая торговля является одним из важных рыночных инструментов. В Беларуси действуют две биржи — валютно-фондовая и товарная. Первая из них больше на слуху ввиду ежедневных торгов валютами. Дабы устранить пробел, мы побеседовали с председателем правления Белорусской универсальной товарной биржи (БУТБ) Аркадием Саликовым и подвели итоги 2017 года, а еще порассуждали о насущных проблемах и заглянули в недалекое будущее.

 

— С какими результатами биржа закончила 2017 год? Какие тенденции превалировали?

— Мы ежегодно прирастаем как по объему биржевых сделок (в денежном выражении и физических единицах), так и по количеству участников биржевых торгов. В 2017 году на бирже аккредитовались 1470 новых компаний. В результате общее количество участников биржевой торговли достигло 18 538, включая 3831 нерезидента из 59 стран мира.

В 2017 году на площадках БУТБ заключено 317 тыс. сделок на общую сумму 3,3 млрд рублей, что на 29% больше прошлогоднего показателя.

Наибольший удельный вес в биржевом товарообороте пришелся на лесопродукцию, объем сделок с которой составил 1,3 млрд рублей. Рост произошел как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Наиболее успешной позицией в экспорте оказалась топливная щепа, продемонстрировав рост в десятки раз по сравнению с прошедшим годом (которая, кстати, как и многие другие торгуемые на бирже товары, не входит в обязательный для реализации на бирже перечень). Успешно также происходила реализация на внешнем рынке пиломатериалов, с ростом конкуренции среди покупателей. На внутреннем рынке за год было реализовано почти 12 млн куб. метров лесопродукции (рост 138%), при этом только на годовых торгах было реализовано почти 3 млн куб. м.

Секция металлопродукции завершила год с ростом в 16%. Восходящий тренд обусловлен ростом числа биржевых сделок по поставкам угля на внутренний рынок — в 2,8 раза, а также 10%-ным ростом реализации черных металлов и изделий из них для нужд отечественного строительного и промышленного секторов. Это говорит о том, что белорусская экономика пошла в рост.

Есть небольшие успехи и в торговле сельхозпродукцией. Объем сделок преодолел отметку в 585 млн рублей, тем самым на 21% превзойдя показатель 2016 года. Однако это капля в море. Наши мясомолочные заводы предпочитают продавать продукцию на внебиржевом рынке. Не находим с участниками рынка точек соприкосновения.

— По итогам 2016 года чистая прибыль БУТБ составила 3,5 млн рублей. Каковы результаты работы за 2017 год?

— До публикации отчетности не имеем права обнародовать данную информацию. В целом мы рассматриваем биржу как некоммерческую организацию, нацеленную прежде всего на развитие и расширение биржевого рынка. В результате участия в биржевых торгах в прошлом году белорусские экспортеры дополнительно заработали 10,5 млн евро, а импортеры и покупатели на внутреннем рынке сэкономили 115,1 млн рублей.

«У нас единый подход и к государственным, и к частным предприятиям»

— Меня всегда интересовало, почему на бирже представлены только 3−4 большие группы товаров? Нет, например, нефтепродуктов…

— В Беларуси нет как такового рынка нефтепродуктов, цена здесь, как все знают, устанавливается директивно.

— Имею в виду в большей степени экспорт.

— В нашем понимании единая торговая площадка концерна ["Белнефтехим"] — это не биржа. Это примерно так, если бы наш крупный производитель сделал электронную площадку и продавал на ней свою технику. Главный принцип в биржевой торговле состоит в том, что биржа не может являться владельцем ресурса. Биржа в некоторой степени подобна Комаровскому рынку как всем известное место встречи продавцов и покупателей, задача администрации которого создать единые правила и комфортные условия для всех участников этого процесса, а также следить за порядком…

Но если владельцы ресурса будут заинтересованы, то мы готовы. Пока я не вижу предпосылок для этого. В России сегодня регуляторы активно проводят в жизнь требование рыночного принципа формирования цен на нефтепродукты. Мы активно сотрудничаем с Санкт-Петербургской товарно-сырьевой биржей. В России несколько держателей ресурса, есть рынок, поэтому и на заправках разные цены.

— Выше вы высказали неудовлетворенность малыми объемами продажи сельхозпродукции. В чем тут дело?

— У меня есть свое мнение на этот счет, но я не буду его публично высказывать.

— Но торги лесопродукцией вам как-то удалось организовать?

— Волевым решением руководства страны. В начале нулевых так сложился рынок, что каждый протоптал свою тропинку к лесхозу. Разлет цен был очень большой. Сделки были непрозрачные. И это многих устраивало. Но если государство не принимает мер по регулированию рынка, то этим займется кто-то другой. Мы показали, что наиболее эффективный способ продажи лесопродукции — через биржевые торги. Как на экспорт, так и на внутреннем рынке.

Чтобы закрыть эту тему, отмечу, что внедрение биржевых инструментов — это не такой быстрый процесс. Необходима серьезная подготовка. Даже в странах с развитой рыночной экономикой требуется не один год на внедрение этих инструментов. При этом важно наличие заинтересованности и поддержки со стороны участников рынка. Некоторые зарубежные коллеги удивляются, что в Беларуси, в которой, как они считали, нет рыночной экономики, удалось внедрить биржевую торговлю товарами.

У нас есть предложения, какие-то наработки, но когда участники рынка не созрели, есть какие-то субъективные факторы и административное сопротивление, то все наши усилия уходят, как вода в песок. Когда мы выходим с инициативой, то на нас смотрят, как будто только мы что-то тут хотим заработать: «Неужели вам недостаточно тех сегментов рынка, которые у вас уже есть?» Поэтому мы меняем тактику. Ждем и от рынка предложений. Для нас гораздо важнее, когда приходят и говорят, что хотят наладить покупку или продажу тех или иных товаров и услуг. Тогда совместно начнем обсуждать их внедрение в биржевой оборот.

Некоторые уважаемые люди вообще думали, что биржа — это частное предприятие. Удивлялись, как это у вас, Аркадий Семенович, нет ни одной акции [БУТБ]. Ни у одного физлица нет акций биржи.

— Государство основной акционер?

— Да, госдоля более 90%. Акции находятся в управлении Министерства антимонопольного регулирования и торговли. В числе акционеров также «Белресурсы», Беларусбанк, «Белэксимгарант», «Белметалл».

«Биржу изначально воспринимали как посредника. Было сопротивление»

— Доводилось слышать два мнения от бизнесменов — на БУТБ высокая комиссия и все заточено под госсектор. Контрольный пакет акций БУТБ принадлежит государству, в координационный совет по биржевой торговле входят одни чиновники…

— У нас единый подход и к государственным, и к частным предприятиям. Каждый участник рынка для нас важен.

Да, в совет входят одни чиновники, но приглашаются и представители бизнеса. Например, на последнем заседании совета активное участие принимала Республиканская лесопромышленная ассоциация. Наверное, есть какая-то истина, чтобы в него вошли и другие участники помимо чиновников.

— Деревообработчики недавно жаловались на лоббизм решений в пользу госпредприятий. Например, участие в итоговых годовых торгах было ограничено объемом покупки за предыдущий год.

— Допускаю, что по годовым торгам некая, скажем так, дискриминация есть. Но, смотрите, есть крупные потребители ресурса: госфабрики, «Кроноспан», ВМГ. Им нужны большие объемы леса. Нам нужно было раздробить эти лоты? Плюс логично, что чем больше объем, тем ниже цена должна быть. Но у нас есть еженедельные торги, квартальные, пожалуйста, закупайте эти объемы там.

— Еще один вопрос про наблюдательный совет БУТБ. В него входят ваш первый заместитель и начальник юридического управления биржи. Получается, что они вам подчиняются и вас контролируют…

— Это произошло в прошлом году. Раньше от одного акционера был один человек. В последний момент Беларусбанк сказал, что не будет делегировать в набсовет своего представителя. Поэтому решили, что от биржи будут два человека. Но преобладающий пакет акций находится у государства. Поэтому независимо от того, сколько будет человек в набсовете, будет принято то решение, за которое проголосует представитель государства.

— Но по всем канонам корпоративного управления набсовет в большей степени формальный.

— Не знаю… Мы пока этот опыт только еще нарабатываем.

— Давайте вернемся к высокой комиссии.

— Для начала я приведу данные о других биржах. А вы сами сделаете выводы.

Единовременная плата за право участия в торгах на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже в зависимости от секции составляет от 17−52 тыс. долларов + 192 доллара в месяц за каждое рабочее место трейдера + биржевой сбор в размере 0,06% от суммы сделки.

В Казахстане на бирже ETS вступительный взнос составляет 1,4 тыс. долларов + 280 долларов за подключение к торговой системе + 150 долларов ежемесячная абонентская плата + биржевой сбор в размере от 0,075 до 0,1% от суммы сделки.

На БУТБ взимается только биржевой сбор в размере 0,1−0,5% от суммы совершенной сделки. Если сделка не состоялась, платить за участие в биржевых торгах не требуется. Поскольку сделки заключаются в электронной форме, необходимо получение электронной цифровой подписи в Удостоверяющем центре БУТБ. Стоимость ключа составляет 315 рублей в год.

На зарубежных биржах все сделки совершаются исключительно через брокеров, что ведет к увеличению сопутствующих сделке расходов. Даже на Белорусской валютно-фондовой бирже вы сами не сможете купить или продать акции. Только брокеры могут совершать сделки в пользу третьих лиц. Мы пошли по другому пути. Ведь БУТБ изначально воспринимали как посредника. Если бы мы еще сказали, что надо работать только через брокера, то нас бы вообще «съели». Сейчас, если не умеете работать с компьютером, не знаете этих технологий, не хотите в этом разбираться, то идите к брокеру. А так можете все делать сами. Сейчас 65% сделок заключается участниками торгов самостоятельно, около 35% — через брокеров. У нас аккредитованы около 40 брокеров.

«Лучший инструмент контроля — это сами участники рынка»

— Брокеры — это определенная защита для биржи. Например, в части неисполнения обязательств.

— Как правило, биржи сами не занимаются вопросами проблемных расчетов. Биржа фиксирует сделку, а вы со своими проблемами разбирайтесь в судах. Это мы, чтобы заинтересовать участников рынка, сказали, что будем контролировать этот процесс. Мы в него активно и вмешиваемся. По биржевым правилам, мы не должны допускать на торги тех, кто просрочил выплаты.

— Участники периодически обижаются на то, что допускаете к торгам должников.

— Но когда у субъекта хозяйствования нет денег, то как ты будешь на него воздействовать? У предприятий не хватает оборотных средств, и им приходится находить какой-то выход — ведь не выполнить производственную программу тоже нельзя. Тогда тем более тупик будет.

— Какие меры предпринимаете?

— Меры по обеспечению исполнения обязательств по биржевым сделкам могут быть самые разные: задаток, расчеты через субсчета биржи (аналог банковского аккредитива), штрафные санкции, усиленный контроль за исполнением сделок.

— Какая спекулятивная составляющая в этих историях?

— Поставьте себя на место директора предприятия и подумайте, с кем он будет в первую очередь рассчитываться… Но еще раз подчеркну, что мы активно вмешиваемся в процесс.

 

Иногда достаточно позвонить руководителю и сказать, что есть проблемы и мы можем отстранить предприятие от биржевых торгов — и ситуация нормализуется. Но в целом проблема здесь намного глубже и серьезнее — в хроническом дефиците оборотных средств в нашем реальном секторе. Но при этом отмечу, что благодаря той точечной работе, которую мы проводим, объем дебиторской задолженности субъектов хозяйствования, совершающих сделки на БУТБ, за последний год сократился на 26% — с 19,8 млн рублей на конец 2016 г. до 14,6 млн рублей на конец 2017 г. Доля проблемных сделок — менее 1% при среднем количестве сделок порядка 300 тыс. в год.

— Ценовые сговоры часто фиксируете?

— Случается. Но они не носят массового характера. Иногда продавец и покупатель оказываются аффилированными лицами. Мы (и не только мы) работаем над выявлением таких участников. Лучший инструмент контроля — это сами участники рынка. Конкуренты здесь молчать не будут.

— Насколько активно биржа вовлечена в процесс госзакупок?

— Сейчас госзакупки надо проводить на биржевых торгах по тем позициям, которые включены в обязательный перечень. Объем закупок металлопродукции на биржевых торгах за бюджетные средства в 2017 году составил 43,6 млн рублей, а общий объем сделок с данной продукцией — более 1 млрд рублей. То есть доля госзакупок составляет порядка 4%. По лесопродукции этот показатель менее 0,1%.

Но сейчас 80% закупок происходит из одного источника. То есть я знаю, что у вас можно купить определенный товар, прихожу и покупаю. Получается, что такой объем уходит из прозрачного сегмента. Вот чем государству надо заниматься. Мы готовы больше внимания уделять госзакупкам. Пока на административном уровне такое решение не принято. Но этот вопрос лучше адресовать чиновникам.

«Государство все еще не очень активно воздействует на рынок с помощью биржевых инструментов»

— Опыт работы в силовых структурах помогает выявлять сомнительные сделки?

— Я не считаю, что КГК — это силовая структура. Но опыт, думаю, всем помогает. Конечно, работа в Комитете госконтроля очень помогла, чтобы в этих процессах разобраться. Я, когда переходил [с должности заместителя председателя КГК на пост руководителя биржи], сознательно шел на это, видел, как можно организовать оптовый рынок с помощью биржевых, рыночных, а также современных IT-инструментов. Но, на мой взгляд, государство все еще не очень активно использует биржевые возможности, чтобы с их помощью воздействовать на рынок.

— Какие планы на 2018 год?

— Знаете, самый большой потенциал вижу у площадки промышленных и потребительских товаров (ППТ). Усилия будут сосредоточены в этом направлении. На фоне бума электронной торговли доля ППТ в общебиржевом обороте увеличилась с 6,8% в 2016 г. до 8,4% в 2017 г. Было заключено 42 тыс. сделок на 273 млн рублей, что на 59% больше по сравнению с 2016 г. В топ-5 наиболее востребованных групп товаров по итогам года вошли стройматериалы, техника, оборудование, запчасти и продукты питания. Но мы здесь, по сути, только в начале пути. А потенциал — это практически весь оптовый рынок в электронном формате.

Отличие нашей площадки ППТ от большинства подобных В2В площадок в том, что она построена на биржевых принципах, т.е. с возможностью поторговаться. Плюс на площадке ППТ можно бесплатно выставить оферту и прорекламировать свой товар.

Думаю, что ускоренными темпами будет развиваться биржевая торговля услугами. В наибольшей степени это коснется секции лесопродукции, где услуги по заготовке древесины успешно реализуются уже не один год. В планах — продавать через биржу и услуги по лесовосстановлению, строительству лесных дорог и трелевке. Большие надежды возлагаем и на транспортно-экспедиционные услуги, для реализации которых планируется разработать отдельную электронную торговую площадку.

Еще одним приоритетным направлением работы станет расширение сети брокеров-нерезидентов — иностранных компаний, оказывающих брокерские услуги в закрепленных за ними регионах. Их основная функция — привлекать на биржу зарубежные фирмы и оказывать им содействие в совершении биржевых сделок. В настоящее время аккредитованы 4 таких брокера: в Латвии, Литве, России и Турции, на подходе брокер из Казахстана.

Продолжим работу по автоматизации биржевых бизнес-процессов и переводу в электронный формат всей сопутствующей документации. Главная цель — повысить оперативность торгово-закупочной деятельности, минимизировать влияние человеческого фактора и сделать более удобным обмен торговыми данными.

— Вы говорите про оптимизацию, но в прошлом году построили в Гродно большое здание для местного филиала. Зачем?

— На начальном этапе открывали филиалы во всех областных центрах. Торговые залы в первые годы нашей деятельности были целиком заполнены. Некоторые сотрудники даже предоставляли свои компьютеры трейдерам.

Стройку в Гродно начали в 2010 году. Потом из-за экономического спада ее законсервировали. И вот в прошлом году достроили. Вы правы, что для нас функциональной роли это здание сегодня не играет. Сейчас работа идет удаленно. Не надо приходить на биржу. Но, во-первых, раз мы ввязались в эту стройку, то должны были довести ее до конца. Во-вторых, открыли не отдельный филиал биржи, а деловой центр. Этот бизнес-центр назвали «Биржа» без привязки к БУТБ. Один этаж отдаем торгово-промышленной палате. Надеемся, что проявят интерес к размещению здесь банковские и страховые организации. В Гродно и регионе в целом нет подобных деловых центров, и интерес в таком использовании этого здания проявляют и область, и город. Планируем там проводить деловые встречи, презентации, семинары и т. п. То есть у нас в Гродно будет не только товарная биржа, но и биржа контактов. В наших планах — создание на базе гродненского филиала нашего электронного «сердца», центра обработки данных.

Александр Заяц / TUT.BY


Распечатано с белорусского портала TUT.BY

Чтобы читать и оставлять комментарии, Вам необходимо зарегистрироваться